Как себя вести с онкобольными: советы психолога

Самое правильное — быть собой

— Шок, отрицание, гнев, торги, депрессия — близкие и онкопациентка проходят одни и те же стадии принятия диагноза. Но периоды проживания стадий у онкопациентки и ее близких могут не совпадать. И тогда чувства входят в диссонанс. В этот момент, когда ресурсов для поддержки совсем нет или их очень мало, трудно понять и согласиться с желаниями другого.

Тогда родственники ищут информацию, как «правильно» говорить с человеком, у которого онкология. Это «правильно» необходимо близким как опора — хочется защитить родного человека, уберечь от болезненных переживаний, не столкнуться с собственным бессилием. Но парадокс в том, что «правильного» нет. Каждому придется искать в диалоге свой, уникальный путь понимания.

Для чего близкие любят давать такие советы? Ответ очевиден — чтобы сделать как лучше — удержать ситуацию под контролем, исправить ее. На самом деле: родные и близкие, которые столкнулись со страхом смерти и собственной уязвимостью, с помощью этих советов хотят проконтролировать завтрашний и все последующие дни. Это помогает справиться с собственной тревогой и бессилием.

Раздавая советы по лечению, образу жизни, питанию, родные подразумевают: «Я люблю тебя. Я боюсь тебя потерять. Я очень хочу тебе помочь, я ищу варианты и хочу, чтобы ты попробовал все, чтобы тебе стало легче». А онкопациентка слышит: «Я точно знаю, как надо тебе!». И тогда женщина чувствует, что ее желания никто не учитывает, все лучше знают, как ей быть… Как будто она неживой объект. В результате онкопациентка замыкается и отстраняется от близких.

«Крепись!»

Что мы подразумеваем, когда говорим онкобольной «держись!» или «крепись!»? Другими словами мы хотим ей сказать: «Мне хочется, чтобы ты жила и победила болезнь!». А она слышит эту фразу иначе: «Ты в этой борьбе одна. Ты не имеешь права бояться, быть слабой!». В этот момент она чувствует изоляцию, одиночество — ее переживания не принимают.

«Успокойся»

С раннего детства нас учат контролировать свои чувства: «Не радуйся слишком сильно, как бы плакать не пришлось», «Не бойся, ты уже большая». Но не учат быть рядом с тем, кто испытывает сильные переживания: плачет или гневается, говорит о своих страхах, особенно о страхе смерти.

И в этот момент обычно звучит: «Не плачь! Успокойся! Не говори ерунды! Чего ты себе в голову набрала?».

Мы хотим уклониться от лавины горя, а онкопациентка слышит: «Так нельзя себя вести, я тебя не принимаю такой, ты одинока». Она чувствует вину и стыд — зачем делиться этим, если близкие не принимают ее чувств.

«Хорошо выглядишь!»

«Хорошо выглядишь!», или «По тебе и не скажешь, что ты болеешь» — кажется естественным поддержать комплиментом женщину, которая проходит через испытание болезнью. Мы хотим сказать: «Ты отлично держишься, ты осталась собой! Я хочу тебя приободрить». А женщина, которая проходит химиотерапию, порой чувствует себя после этих слов как симулянтка, которой нужно доказывать свое плохое самочувствие. Было бы здорово говорить комплименты и при этом спрашивать о том, как она себя чувствует на самом деле.

«Все будет хорошо»

В этой фразе человеку, который болеет, легко почувствовать, что другому неинтересно, как дела на самом деле. Ведь у онкопациента другая реальность, его сегодня — неизвестность, непростое лечение, восстановительный период. Родным кажется, что нужны позитивные установки. Но они повторяют их из собственного страха и беспокойства. «Все будет хорошо» онкопациентка воспринимает с глубокой грустью, и ей не хочется делиться тем, что у нее на душе.

Онкопсихология в мире и в России

В США и некоторых других странах с высокоразвитой медициной к проблеме этики общения с раковыми больными подходят тщательно и тактично. При возникновении необходимости сообщить человеку о его диагнозе, согласно нормам, врач обязан уделить решению этого вопроса не менее 1-2 часов. За это время у больного появляется время, чтобы осознать, понять, успокоиться и задать доктору вопросы о том, что необходимо делать дальше.

В России для сообщения о таком диагнозе, согласно государственным нормативам, прием у онколога должен занимать не более 15 минут. Врачи часто поставлены в такие условия, что просто не могут сообщить о диагнозе, предварительно подготовив больного и наладив с ним необходимый контакт. В таком случае решить проблему могут помочь родственники больного, пришедшие с ним на прием в онкологический диспансер. Такими действиями близкие люди смогут поддержать попавшего в тяжелую ситуацию человека и оценить ситуацию «с ясной головой».

В этой статье мы ознакомим вас с такими азами онкопсихологии: стадии реагирования на диагноз «рак», типами раковых пациентов, синдромами, развивающимися после выздоровления. Эти знания помогут вам вовремя понять близкого человека, столкнувшегося со страшным диагнозом, и подобрать нужную тактику поведения в отношениях с ним.

Говорите о своих страхах

Как говорил котенок по имени Гав: «Давай вместе бояться!». Быть откровенным очень трудно: «Да, мне тоже очень страшно. Но я рядом», «Я также чувствую боль и хочу разделить ее с тобой», «Я не знаю, как будет, но я надеюсь на наше будущее». Если это подруга: «Мне очень жаль, что так случилось. Скажи, будет ли тебе поддержкой, если я буду тебе звонить или писать? Мне можно поныть, пожаловаться».

Целительными могут быть не только слова, но и молчание. Вы только представьте, как это много: когда рядом есть тот, кто принимает всю вашу боль, сомнения, печали и все отчаяние, которое у вас есть. Не говорит «успокойся», не обещает, что «все будет хорошо», и не рассказывает, как оно у других. Он просто рядом, он держит за руку, и ты чувствуешь его искренность.

Стадии реагирования на диагноз

После сообщения диагноза «рак» люди реагируют на известие по одному и тому же «сценарию» стрессовой реакции. Ее этапы называют стадиями реагирования. У каждого отдельного человека они могут проявляться с разной степенью выраженности, т. к. каждый из нас является индивидуальностью и по-своему воспринимает стресс, но их стадийность остается неизменной.

Стадия шока

Шоковая стадия сопровождается мощным всплеском эмоций, под влиянием которых человек не может адекватно реагировать на известие и критически относиться к своим действиям. После полученного известия вся жизнь больного предстает перед ним в совсем другом ракурсе. На этой стадии он может плакать, винить себя за то, что заболел, приводя доводы о том, что не бросил курить, вовремя не пошел на прием к врачу, желать себе смерти для того чтобы избежать болей и т. п.

В такие моменты бесполезно пытаться помочь человеку начать адекватно воспринимать происходящее. В шоковой стадии даже положительные прогнозы на выздоровление не могут его успокоить. Лучший способ в такой ситуации – дать больному выплеснуть все эмоции и не принимать их близко, т. к. они являются неадекватной реакцией, и только после их полного выплеска можно будет начать налаживать контакт с близкими.

Предлагаем ознакомиться:  Как научиться спокойно реагировать на стресс

Стадия отрицания

Стадия отрицания вызывается защитной реакцией психики на страшное известие о болезни, и человек пытается убедить себя и своих близких в том, что диагноз ошибочен, все пройдет и т. п. На этом этапе реагирования на диагноз следует поддерживать больного во всем, но делать это следует до того момента, пока он не примет неверного решения о начале лечения.

Если отрицание переходит грань здравого смысла, то необходимо начинать проводить работу по убеждению больного в неправильности его действий. Для этого можно предоставить ему доводы о том, что народная медицина или магия не может излечивать злокачественные опухоли, и есть множество печальных примеров, когда люди теряли драгоценное время, и болезнь прогрессировала, не оставляя им существующих до момента принятия неправильного решения шансов на выздоровление.

Стадия агрессии

Агрессия, возникающая после отрицания, тоже является защитной реакцией на страшный диагноз «рак». Такая реакция направлена на ограждения себя от обвинений со стороны окружающих в невнимательности к своему здоровью. В стадии агрессии больной может отказываться идти на контакт с врачом, обвинять родных или медперсонал в невнимании к себе и непонимании его переживаний. В отдельных случаях человек способен обвинять в появлении опухоли близких людей, утверждая, что его прокляли, заразили или навели порчу.

На этой стадии реагирования на диагноз сложнее всего приходится родственникам. Они вынуждены пройти этот этап жизни, стараясь не реагировать на агрессию близкого человека. На этой стадии не стоит пытаться переубеждать больного. Необходимо всячески пытаться избегать конфликтов. Лучшей мерой в таких случаях будет тактика отвлечения от проблемы, т. е. диагноза.

Именно в этой стадии реагирования на диагноз больной может начать задумываться о самоубийстве или совершать суицид. Для предупреждения таких попыток следует чаще говорить со страдающим человеком, не оставлять его наедине с собой и попутно стараться внимательно следить за его высказываниями по отношению к жизни и смерти.

Нелишним будет убедиться в том, что больной не посещает сайты самоубийц, не читает литературу, связанную с темой суицида, не интересуется лекарственными препаратами, способными вызвать летальный исход. При появлении признаков склонности к самоубийству следует обратиться за помощью к психологу. Только такое внимательное отношение может уберечь от преждевременной утраты близкого вам человека.

Стадия депрессии

После всех перенесенных переживаний человек впадает в депрессию, т. к. на предыдущих стадиях реагирования он утрачивает много сил. Больной испытывает апатию, и его почти не интересует общение с близкими и даже лечение. Некоторые люди с раком переживают в этой стадии иллюзорные контакты с потусторонним миром или виденья вещих снов.

Во время депрессии родственникам больного следует с уважением относиться к изменениям в его жизни. Не следует настаивать на диалоге, если человек не хочет этого. Забота о близком в этот период его жизни тоже не должна быть оскорбительной и навязчивой для него, но он должен ощущать ее. Если больной не хочет говорить, то можно с ним просто посмотреть кино, послушать музыку, перелистать фотоальбом и т. п. Даже простое присутствие в одной комнате, при котором каждый занимается своим делом, станет поддержкой для близкого человека.

Обязательно необходимо избегать всяческих обвинений за недостаточное внимание к лечению. Такое поведение может не только привести к конфликту, но и усугубит депрессию больного. Если близкий человек забывает о визите к врачу или приеме лекарственного препарата, то следует просто напомнить об этом действии в деликатной и мягкой форме.

В стадии депрессии у больного все еще могут возникать мысли о суициде. Для предупреждения этого поступка необходимо выполнять те же рекомендации, которые описаны в разделе о стадии агрессии.

Стадия принятия

Стадия принятия сопровождается примирением человека с диагнозом и изменением его отношения к жизни. Он начинает задумываться о важности каждой минуты, а летальный исход воспринимает как нечто естественное и запланированное. Многие врачи-онкологи отмечают на этой стадии признаки духовного роста своих безнадежных пациентов и стремление помочь людям, столкнувшимся с таким же диагнозом.

На этом этапе болезни родственники должны создать максимум условий для возможности больного заниматься любимым делом: прослушивание музыки, присмотр любимых кинофильмов или телепередач, чтение книг, выезды на природу, общение с друзьями и т. п. Особенно актуальны такие рекомендации для тех, чья болезнь оказалась неизлечимой, и заболевший знает о скорой смерти.

Говорить о смерти так же трудно, как говорить о любви

Да, очень страшно услышать от близкого человека фразу: «Я боюсь умереть». Первая реакция — возразить: «Ну что ты!». Или остановить: «Даже не говори об этом!». Или игнорировать: «Пойдем лучше дышать воздухом, есть здоровую еду и восстанавливать лейкоциты».

Но онкопациентка от этого не перестанет думать о смерти. Она просто будет переживать это в одиночестве, наедине с собой.

Естественнее спросить: «Что ты думаешь о смерти? Как ты это переживаешь? Чего тебе хочется и как ты это видишь?». Ведь мысли о смерти — это мысли о жизни, о времени, которое хочется потратить на самое ценное и важное.

В нашей культуре смерть и все, что с ней связано — похороны, подготовка к ним, — табуированная тема. Недавно одна из онкопациенток сказала: «Я, наверное, ненормальная, но мне хочется поговорить с мужем про то, какие я хочу похороны». Почему ненормальная? Я вижу в этом заботу о близких — живых. Ведь та самая «последняя воля» живым нужнее всего. В этом столько невысказанной любви — говорить о ней так же трудно, как о смерти.

И если близкий, у которого онкология, хочет поговорить с вами про смерть — сделайте это. Конечно, это невероятно трудно: в этот момент и ваш страх смерти очень силен — именно поэтому хочется уйти от такого разговора. Но все чувства, в том числе и страх, боль, отчаяние, имеют свой объем. И они заканчиваются, если проговорить их. Совместное проживание таких непростых чувств делает нашу жизнь подлинной.

Типы пациентов с раковыми заболеваниями

Все вышеописанные стадии реагирования на диагноз «рак» могут быть различными по длительности и степени выраженности, т. к. интенсивность их окраски зависит от характера больного. Некоторые люди полностью входят в свою болезнь, обвиняя весь мир в произошедшем, а другие – воспринимают страшный недуг как очередное испытание и делают все для его преодоления.

Предлагаем ознакомиться:  Как называется болезнь когда человек все время врет

Основываясь на вышеизложенных фактах, онкопсихологи разделяют пациентов с раковыми заболеваниями на несколько типов:

  1. Тревожно-мнительные. Этот психотип больных с раком склонен к депрессии и истощению. Такие люди не выносят даже малейшей критики, направленной на улучшение их самочувствия. Они абсолютно не могут выносить любую агрессию со стороны окружающих. Даже простое замечание о необходимости помнить о приеме лекарств приводит их к мысли о том, что окружающие агрессивны по отношению к ним. При работе или общении с таким типом больных следует пытаться отвлекать их внимание от тяжелых мыслей и организовывать отвлекающий досуг: чтение книг, прогулки за городом, доступное творчество и т. п.
  2. Истероидные. Такие пациенты всегда хотят находиться в центре внимания, и даже болезнь может становиться поводом для выделения из «серой массы». Такую особенность характера можно направлять на улучшение эффективности лечения. Для этого можно похвалить больного, терпящего боль во время проведения какой-либо манипуляции. Такое внимание и восхищение на самом деле может снизить болезненные ощущения, и настроение пациента улучшится.
  3. Возбудимые. Такой психотип больных плохо контролирует свои эмоции и быстро вступает в конфликты с родственниками и медперсоналом. При работе с ними следует проявлять максимум терпения и с осторожностью давать информацию о заболевании или побочных эффектах терапии.
  4. Шизоидные. Этот тип пациентов склонен к интеллектуальному отношению к болезни, но одновременно с этим они часто пытаются отрицать наличие у них заболевания. Они способны замыкаться в себе, и в некоторых случаях это может приводить к аутизму. Таким больным следует получать как можно больше информации как о заболевании, так и о процессе лечения и его эффективности.
  5. Синтонные. Такой психотип пациентов легко воспринимает известие о заболевании и адаптируется к стрессу для борьбы с недугом. Диагноз «рак» они воспринимают как установку на необходимость победы над опухолью. С такими больными врач и родственники могут быть откровенны, и между ними всегда устанавливаются доверительные отношения.
  6. Циклотимные. У таких больных часто и быстро изменяется настроение: сегодня они оптимисты, а завтра погружаются в депрессию. Родственникам и врачам приходится всегда стараться говорить с такими людьми только о хорошем, т. к. если известие о плохом совпадет с периодом депрессии, то состояние человека может усугубиться.

Различные типы раковых больных, как на параде, пройдут перед глазами читателя в романе Александра Солженицына «Раковый корпус». Шизоидный Олег Костоглотов, синтонный Вадим Зацырко, возбудимый Русанов и другие, каждый со своим характером и эмоциями. Удивительно сплетается история, рассказанная писателем — точнее, множество историй — с событиями, происходящими в стране и мире.

Рак и дети

Многим кажется, что дети ничего не понимают, когда близкие болеют. Понимают они действительно не все. Но зато все чувствуют, улавливают малейшие перемены в семье и очень нуждаются в пояснениях. А если объяснений нет, они начинают проявлять свое беспокойство: фобии, ночные кошмары, агрессия, снижение успеваемости в школе, уход в компьютерные игры.

Часто это единственный способ для ребенка донести, что он тоже переживает. Но взрослые зачастую понимают это не сразу, потому что жизнь сильно изменилась — много забот, много эмоций. И тогда они начинают стыдить: «Да как ты себя ведешь, маме и так плохо, а ты…». Или винить: «Из-за того, что ты так поступил, маме стало еще хуже».

Взрослые могут отвлечься, поддержать себя своим хобби, походом в театр, встречей с друзьями. А дети этой возможности лишены в силу своего маленького жизненного опыта. Хорошо, если они хоть как-то отыгрывают свои страхи и одиночество: рисуют ужастики, могилы и кресты, играют в похороны… Но ведь и в этом случае как реагируют взрослые? Они напуганы, растеряны и не знают, что сказать ребенку.

«Мама просто уехала»

Знаю случай, когда ребенку-дошкольнику не объяснили, что происходит с мамой. Мама болела, и болезнь прогрессировала. Родители решили не травмировать ребенка, сняли квартиру — и ребенок стал жить с бабушкой. Объяснили ему просто — мама уехала. Пока мама была жива, она ему звонила, а потом, когда умерла, папа вернулся.

Мальчик не был на похоронах, но он видит: бабушка плачет, папа не в состоянии с ним разговаривать, периодически все куда-то уезжают, о чем-то молчат, они переехали и сменили детский сад. Что он чувствует? Несмотря на все уверения в маминой любви — предательство с ее стороны, очень много злости. Сильную обиду, что его бросили.

Потерю контакта со своими близкими — он чувствует: они от него что-то утаивают, и он им уже не доверяет. Изоляцию — не с кем поговорить о своих чувствах, потому что все погружены в свои переживания и никто не объясняет, что случилось. Я не знаю, как сложилась судьба этого мальчика, но мне так и не удалось убедить отца поговорить с ребенком о маме.

Оттого, что взрослые не спрашивают у детей о том, что они чувствуют, не объясняют перемены дома, дети начинают искать причину в себе. Один мальчик, младший школьник, слышит только, что мама болеет — нужно вести себя тихо и ничем ее не расстраивать.

И вот этот мальчик рассказывает мне: «Я сегодня играл с друзьями в школе, было весело. А потом вспомнил — мама болеет, мне же нельзя веселиться!».

Что в этой ситуации стоит сказать ребенку? «Да, мама болеет — и это очень печально, но здорово, что у тебя есть друзья! Здорово, что тебе было весело и ты сможешь рассказать маме что-то хорошее, когда вернешься домой».

Мы говорили с ним, 10-летним, не только про радость, но про зависть, про злость к другим, когда они не понимают, что с ним и как дела у него дома. Про то, как ему бывает грустно и одиноко. Я чувствовала, что со мной не маленький мальчик, а мудрый взрослый.

Позитивные эмоции, полученные из внешнего мира — ресурс, который может очень поддержать онкопациентку. Но и взрослые, и дети отказывают себе в удовольствиях и радостях, когда болеет близкий. Но лишая себя эмоционального ресурса, вы не сможете поделиться энергией с родным человеком, который в ней нуждается.

как реагировать на болезнь близких

Помню мальчика-подростка, который где-то услышал, что рак передается воздушно-капельным путем. Никто из взрослых не поговорил с ним об этом, не сказал, что это не так. И когда мама захотела его обнять, он отшатнулся и сказал: «Не обнимай меня, я не хочу потом умереть».

И взрослые очень его осуждали: «Как ты себя ведешь! Какой ты малодушный! Это твоя мама!».

Мальчик остался один со всеми своими переживаниями. Сколько боли, вины перед мамой и невыраженной любви у него осталось.

Я объясняла родным: его реакция естественна. Он не ребенок, но еще не взрослый! Несмотря на мужской голос и усы! Очень трудно самостоятельно прожить такую большую утрату. Спрашиваю отца: «А что вы думаете о смерти?». И понимаю, что он сам боится даже произнести слово смерть. Что проще отрицать, чем признать ее существование, своё бессилие перед ней.

Предлагаем ознакомиться:  На кого пойти учиться: 67 вариантов для профессии

Синдромы после выздоровления от рака

Рак не всегда неизлечим, но даже в случаях успешного выздоровления пережитый стресс может оставлять психологические последствия. Они выражаются в развитии следующих синдромов:

  1. Синдром Лазаря. После перенесенного заболевания и тех страданий, которые приносит процесс лечения этого опасного заболевания, человеку бывает непросто возвращаться в мир здоровых людей, которым не приходилось переживать таких физических и психологических проблем. Больного интересуют вопросы о том, сможет ли он работать на том же уровне, как к нему будут относиться окружающие и т. п.
  2. Остаточный стрессовый синдром. Во время лечения рака человек всегда испытывает тревожность, и после выздоровления она может сохраняться. Длительность течения такого синдрома индивидуальна и зависит от характера перенесшего рак.
  3. Дамоклов синдром. Страх, который испытывает больной с раком, может приводить к появлению мыслей о невозможности полного излечения от этого опасного заболевания. После успешного завершения лечения такие люди могут длительное время испытывать ощущение неопределенности по отношению к своему здоровью и опасаться рецидива заболевания.

Рак и родители

Пожилые родители часто живут в своем информационном поле, где слово «рак» равносильно смерти. Они начинают оплакивать своего ребенка сразу после того, как узнают его диагноз — приходят, молчат и плачут.

Это вызывает сильную злость у заболевшей женщины — ведь она живая и нацелена на борьбу. Но чувствует, что мама не верит в ее выздоровление. Помню, одна из моих онкопациенток так и сказала матери: «Мама, уйди. Я не умерла. Ты меня оплакиваешь, как мертвую, а я живая».

Вторая крайность: если наступает ремиссия, родители уверены — рака не было. «Знаю, у Люси рак был — так сразу на тот свет, а ты тьфу-тьфу-тьфу, пять лет уже живешь — точно врачи ошиблись!». Это вызывает огромную обиду: мою борьбу обесценили. Я прошла трудный путь, а мама не может его оценить и принять это.

Рак и мужчины

Мальчиков с детства воспитывают сильными: не плакать, не жаловаться, быть опорой. Мужчины чувствуют себя бойцами на передовой: даже среди друзей им трудно говорить о том, что какие чувства они испытывают из-за болезни жены. Им хочется убежать — например, из палаты любимой женщины — потому что их собственный контейнер эмоций переполнен. Встретиться еще и с ее эмоциями — гнев, слезы, бессилие — им трудно.

Они пытаются контролировать свое состояние дистанцированием, уходом в работу, иногда — алкоголем. Женщина воспринимает это как равнодушие и предательство. Зачастую бывает, что это совсем не так. Глаза этих внешне спокойных мужчин выдают всю боль, которую они не могут выразить.

Мужчины проявляют любовь и заботу по-своему: они берут на себя все дела. Убрать дом, сделать с ребенком уроки, принести любимой продукты, съездить в другую страну за лекарством. Но просто сесть рядом, взять за руку и увидеть ее слезы, даже если это слезы благодарности — невыносимо трудно. У них как будто не хватает на это запаса прочности.

Мужья онкопациенток приходят к психологу крайне редко. Зачастую просто спросить, как вести себя с женой в такой непростой ситуации. Иногда, прежде чем рассказать о болезни жены, могут говорить про что угодно — работу, детей, друзей. Чтобы начать рассказ о том, что действительно глубоко волнует, им нужно время. Я очень благодарна им за смелость: нет большего мужества, чем признаться в печали и бессилии.

Поступки мужей онкопациенток, которые хотели поддержать своих жен, вызывали у меня восхищение. Например, чтобы поддержать свою жену во время химиотерапии, мужья тоже стриглись наголо или сбривали усы, которые ценили больше, чем шевелюру, потому что не расставались с ними с 18 лет.

Вы не можете отвечать за чувства и жизнь других

Почему мы боимся эмоций онкопациентки? На самом деле мы боимся столкнуться со своими переживаниями, которые возникнут, когда близкий человек начнет говорить о боли, страдании, страхе. Каждый отзывается своей болью, а не болью чужого. Действительно, когда любимому и дорогому человеку больно, вы можете испытывать бессилие и отчаяние, стыд и вину. Но они ваши!

Имеет ли право онкопациентка не говорить родным о своей болезни? Да. Это ее личное решение в настоящий момент. Потом она может и передумать, но сейчас это так. На это могут быть свои причины.

Забота и любовь. Страх ранить. Она не хочет причинять боль вам, дорогим и близким.

Чувство вины и стыда. Зачастую онкопациентки чувствуют вину за то, что заболели, за то, что все переживают, да мало ли еще за что!.. И еще чувствуют огромное чувство стыда: она оказалась «не такой, как надо, не такой, как другие — здоровые», и ей нужно время для проживания этих очень непростых чувств.

Страх, что не услышат и будут настаивать на своем. Конечно, можно было бы сказать честно: «Я болею, я очень переживаю и хочу сейчас побыть одна, но я ценю и люблю тебя». Но эта искренность для многих труднее, чем молчание, потому что зачастую есть негативный опыт.

Смерть большой спаситель, когда мы не принимаем свою жизнь такой, какая она есть. Этот страх жизни может быть осознанным и неосознанным. И, возможно, это одна из причин, по которой женщины отказываются от лечения, когда шансы на ремиссию велики.

У одной знакомой мне женщины была 1 стадия рака молочной железы — и она отказалась от лечения. Смерть для нее была более предпочтительной, чем операция, шрамы, химия и потеря волос. Только так можно было решить непростые отношения с родителями и с близким мужчиной.

Иногда от лечения отказываются, потому что боятся трудностей и боли — начинают верить колдунам и шарлатанам, которые обещают гарантированный и более легкий способ прийти к ремиссии.

Понимаю, как невыносимо трудно в этом случае близким, но всё, что мы можем — это выражать свое несогласие, говорить о том, как нам печально и больно. Но при этом помнить: жизнь другого нам не принадлежит.

Страх — это естественное чувство. И не в человеческих силах избавиться от него полностью, особенно если это касается страха смерти. Из страха смерти рождается и страх рецидива, когда вроде бы все в порядке — человек находится в ремиссии.

Но принимая смерть в расчет, начинаешь жить в согласии со своими желаниями. Найти свою собственную дозировку счастья — думаю, это один из способов лечения онкологии — в помощь официальной медицине. Вполне возможно, мы зря боимся смерти, потому что она обогащает нашу жизнь чем-то действительно стоящим — подлинной жизнью. Ведь жизнь — это то, что происходит прямой сейчас, в настоящем. В прошлом — воспоминания, в будущем — мечты.

Понимая собственную конечность, мы делаем выбор в пользу своей жизни, где мы называем вещи своими именами, не пытаемся изменить то, что изменить невозможно, и ничего не откладываем на потом. Не бойтесь того, что ваша жизнь окончится, бойтесь того, что она так и не начнется.

Загрузка ...
Adblock detector